Учимся писать как Джонатан Свифт
Создаём памфлет в стиле Джонатана Свифта
Джонатан Свифт — писатель-сатирик, публицист, поэт и общественный деятель. Он жил и творил в Ирландии 16-17 веков.
Одна из самых выдающихся личностей своего времени, и его творчество заслуживает к себе должного внимания.
Джонатан Свифт родился в Дублине 30 ноября 1667 года.
Происходил из дворянского рода, графства Йорк. В четыре года Свифта отдали учиться. В 1684 году он поступил в колледж в 1686 году получил степень бакалавра философии. На дальнейшее образование Свифту не хватало денег. В 1689 бедный Свифт поступил на службу к своему родственнику Темплу, позицию которого принял в памфлете Битва книг, в поместии которого провел 10 лет. Когда Свифт работал библиотекарем у Темпла он полюбил французскую литературу. Когда Свифт накопил денег, он продолжил обучение и вскоре стал священником в Ирландии, написал "Сказку бочки" в которой раскритиковал католиков, пуритан и последователей материализма.
Свифт был тайно обвенчан с Эстер Джонсон письма для которой он опубликовал как "Дневник для Стеллы".
Собор Св. Патрика. Дублин
В 1714 году умерла покровительница консерваторов королева Анна Стюарт, и лидеры тори, друзья Свифта, были обвинены в государственной измене, а его успели заблаговременно устроить настоятелем (деканом) собора святого Патрика в Дублине, так что он оказался в некой почетной ссылке, на одной из виднейших церковных должностей Ирландии. Разобравшись в ирландских делах, Джонатан Свифт во всеуслышание объявил Ирландию краем рабства и нищеты, а рабское состояние и особенно рабскую покорность здешних обитателей он считал несовместимыми с человеческим достоинством, они уязвляли его пастырскую совесть. Уже в 1720 году в памфлете «Предложение о всеобщем употреблении ирландской мануфактуры» он призвал к бойкоту всех английских «носильных вещей», но его памфлет был объявлен «возмутительным, раскольническим и опасным».
В 1729 г. Свифт становится почетным гражданином Дублина, в 1727 и 1735 г. выходят собрания его сочинений.
Инсульт, случившийся в 1742 г., лишил писателя речи и в какой-то степени умственных способностей; его признали недееспособным. 19 октября 1745 г. он умер; похоронили литератора в его же соборе
Чтобы научиться писать как Джонатан Свифт, нужно сначала понять, "что" и "как" он писал.
Основой творчества Свифта были популярные в его время сатирические произведения - памфлеты.

Свифт№2
Что такое "памфлет"?
Толковый словарь Даля:
Памфлет - м . англ. сильно нападающая на что, либо отстаивающая что статья, отпечатанная отдельной книжечкой, тетрадкой. Памфлетист, писатель ее.
Толковый словарь ожегова:
Памфлет - а, м. Злободневное острое, обычно небольшое сочинение обличительного, политического характера. || прил. памфлетный, -ая, -ое.
Большой энциклопедический словарь:
Памфлет - (англ. pamphlet) - злободневное публицистическое произведение, цель и пафос которого - конкретное гражданское, преимущественно социально-политическое, обличение. Публицистичность нередко сочетается с художественной сатирой. Памфлетность может проникать в различные художественные жанры (роман-памфлет; пьеса-памфлет).
Чтобы написать памфлет, как Джонатан Свифт, необходимо знание особенностей его творчества, ведь произведения каждого отдельного писателя имеют уникальные черты, характерные исключительно им.

Однако, каждое произведение Свифта стоит отдельного внимания и анализа. Какие же особенности мы можем выделить в них?
"Сказка о бочке" Дж. Свифта.
1) отступления от повествования и сюжета
2) множество упущений, которые автор считает ненужными и лишь запутывающими читателя
3) описание людей с иными взглядами как безумцев
4) сравнение древних и современных писателей
5) высмеивание фанатизма людей
6) описание пошлых, грешных и аморальных поступков людей
"Скромное предложение…"
*Справка: памфлет, написанный в 1729 году, изображает альтернативный план спасения от голода. В голодное время правительство Англии не
предпринимало никаких мер, и данный факт сильно волновал Джонатана Свифта.


1) мрачная ирония
2) описание ужасных картин людоедства, которые выполняли главную миссию памфлета - обвинение правительства.
На основе анализа двух этих произведений Свифта можно выделить в его творчестве следующие черты:
-ирония, зачастую мрачная
-неприятные глазу и сердцу картины, рисуемые автором
-высмеивание пороков как всего общества или группы лиц, так и отдельных людей
-множество художественных приёмов, красочно описывающих происходящее
-сложный для понимая современного человека язык
Однако, мнение одной группы людей может оказаться неверным и отвергаться другими, поэтому мы решили ознакомиться с книгой "Джонатан Свифт и его главная книга" О. Смолицкой, в которой автор выделяет следующие характерные для творчества Джонатана Свифта черты:
  1. метафоры
  2. буйство фантазии
  3. определяется основная тема - борьба за права ирландцев
  4. "Битва книг" - появляется парадоксальный ум и тяга и фантазия, свойственные последующим произведениям Свифта
  5. в "Сказке о бочке" высмеиваются распри между католиками, кальвинистами и англиканцами. высмеивается возможность "усовершенствования человечества"
  6. памфлеты, направленные против политических врагов
  7. памфлеты полны мрачной иронии

Попробовать себя в роли памфлетистов может каждый. Надо лишь знать о чём писать. Так как основная цель любого памфлета - высмеивание пороков, то для его написания следует взять какую-либо актуальную проблему современного общества. Однако, чтобы прочувствовать все тонкости данного жанра публицистики, для создания собственного памфлета мы взяли иную тематику, далёкую от политики и социально-злободневных проблем.
Сказка о юном журналисте
Приятного чтения!
Мир полон противоречий, конфликтов и битв. Они окружают нас повсюду, выплескивая на нас все те негативные эмоции, которые копятся между ними. Редкое противоречие не доходит до битвы, и редкое противоречие не перерастает в конфликт. С подобным противоречием столкнулся и юный журналист, которому предстояло пройти первую в его жизни практику в настоящей редакции.
Подойдя к новому и чистому зданию, он огляделся и медленно вдохнул перенасыщенный дымом воздух, а потом резко выдохнул. Нервное напряжение немного спало. Однако, первая же встреча подпортила его воодушевленное настроение:
-Пропустите меня, молодой человек!- разгневанный мужчина вылетел из дверей редакции.- Я до суда дойду! Вы у меня ещё будете в ногах ползать, журналюги проклятые!
-Ой,- молодой журналист едва успел отойти.
-Вы тоже работаете здесь?!- внезапно развернулся к нему мужчина.
-Нет, я на…
-И надеюсь, что не будете! Потому что в этом здании работают самые неприятные и самые… тупые журналисты в мире!
Мужчина направился прочь от здания редакции.
Юноша смотрел ему вслед пару мгновений, но рука уже сама потянулась к ручке двери, и он не заметил, как оказался в отделе кадров.
-Здравствуйте! Я на практику,- громко сказал юноша, чувствуя как в груди бешено стучит сердце. Одна женщина оторвалась от чтения каких-то бумаг и подняла на него взгляд.
-Роман Вишняков, я полагаю?- её голос был не самый приятный, и было ясно, что женщина устала.
-Да,- кивнул юноша.
-Садитесь здесь, я подготовлю бумаги,- женщина отложила листы, которые держала в руках, и взялась за новую срочную работу.
Опустившись на стул, Роман стал оглядывать новое место. Пока он шёл сюда, он увидел только трёх мужчин, стоявших у кулера. Они пили кофе и скромно обсуждали кого-то. По всей видимости - мужчину. Рома успел услышать лишь несколько реплик:
-Он от главного вышел, как тигр.
-Словно взглядом убивать умеет
-Я что он говорил?- третий мужчина, видимо только сейчас слышал эту новость.
-А что говорят те, кого разоблачили?
-Это Антошка наш его разоблачил?
-А то. Главред его уговаривал не лезть, но разве нашего Антона остановишь?
-Ну даёт.
-Он сейчас у нашего картавого друга.
И больше Рома ничего услышать не успел. На секунду в его голове мелькнула мысль, что возможно этот Антон кому-то сильно хотел помочь. И желание нести именно такую пользу обществу зародилась в душе Ромы.
-Вот, прочитай, подпиши,- сказала женщина, положив перед Ромой несколько бумаг.- Только осторожно, ладно?
-Да,- парня начало раздражать подобное отношение к нему, как к маленькому ребёнку.- Вот, подписал.
-А читать?
-Я вам доверяю,- отмахнулся Рома. Меньше всего ему сейчас хотелось терять время на чтение бумаг.
-Иди к главному редактору,- ухмыльнулась женщина, и черты её лица стали какими-то более приятными.- Прямо по коридору, потом направо. Третий кабинет с конца.
-Хорошо,- сказал Рома и встал.- Спасибо, до свидания.
По коридору Рома шел уже более раскованно. Теперь он считал себя полноценным работником редакции. Он подошел к распахнутой двери и вошёл. Внутри большого помещения сидели два мужчины за компьютерами и устало смотрели в экраны.
-Здравствуйте!
-Ой, не кричи!- взвыл один из мужчин.- Парень, ты хочешь сесть в тюрьму?
-Что?- опешил Рома.
-Спокойнее, Лёша,- улыбнулся приветливо второй и обратился к Роме.- Ты кто?
-Я Рома Вишняков. Я на практику пришёл и меня к главному редактору отправили.
-А,- протянул мужчина, которого звали "Лёшей".- Ну жди. Там ещё у главреда приём.
-Хорошо,- Рома кивнул. Ему разрешили посидеть в кресле за одним из столов. Мужчины тут же начали задавать ему вопросы. Кто, откуда, знакомых. Оба оказались редакторами примерно 14 изданий. Три из них Рома читал регулярно.
Попутно с разговором, юноша осмотрел кабинет. В большом помещении было много разной мебели и техники: столы, стулья, кресла, диван, шкафы, компьютеры, принтеры и многое другое. Было очевидно, что здесь работают четыре человека, но тут же они и кушают и готовят и иногда спят.
"Ой, смотрите, какой красивый молодой человек!"- заговорила микроволновка.
"Интересно, он кем хочет работать? Редактором или репортёром?"- спросил один из работающих компьютеров.
"Молодой,"- проворчал старый ветхий блокнот, лежащий на столе одного из мужчин.- "Репортёр."
Наконец из кабинета главного редактора вышел мужчина средних лет. Он выглядел как победитель, которого отчитали за маленькую оплошность.
-Ну что?- спросил "Лёша".- Болит шея?
-Шея не болит, зато мозг кипит,- улыбнулся мужчина и вышел из кабинета.
-Ну иди, Роман,- двое мужчин вернулись к работе. Рома встал и подошёл к двери. В голове что-то усиленно стало биться, поэтому Рома даже не расслышал, как он постучал в дверь кабинета редактора.
-А! Да-да! Заходите!- раздался растерянный голос.
В слабоосвещенном кабинете, откинувшись на спинку потертого кожаного кресла, сидел высокий худой мужчина. Его поседевшая борода давно желала бритвы, да и сам этот человек скорее напоминал какого-то древнего, но измученного своим положением, правителя, нежели редактора городской газеты.
-Здгавствуйте, молодой человек!- редактор поднялся с кресла и протянул руку. -Я очень гад вас здесь у себя видеть. Я - Сеггей Годионович Пегчаточкин!
-Я - Роман Вишняков,- Рому удивило присутствие у главного редактора любимого издания дефекта речи.
-У меня есть для вас пегвое погучение от гедакции,- редактор взял потертый, исписанный какими-то каракулями блокнот.
-Хорошо,- кивнул Роман.
-Вы когда-нибудь писали для газеты?
-Да.
-И интегвью бгали?
-Да, было дело, писал в университетскую газету, про один из спектаклей.
-Я даю вам задание взять интегвью у Гигогия Агистагховича Павлинова - одного из лучших художников нашего гогода, - редактор протянул Роману листочек с номером телефона, именем и каким-то адресом.
-Гоман, вы можете идти,- кивнул подбадривающе редактор, а потом добавил.- Ах да! Спуститесь на пегвый этаж и возьмите аппагатугу,- едва успел сказать редактор юноше, но тот уже закрывал за собой дверь.
Внизу были кабинеты корреспондентов редакции и комнатка, где хранилась редакционная аппаратура.
-Здравствуйте, я - Роман Вишняков! Я практикант, и меня к вам отправил редактор!
-Здравствуйте,- из-за стеллажей с аппаратурой вышла пухлая женщина с очками на носу.- Сергей Родионович меня предупреждал. Минутку. Вы пока распишитесь в ведомости.

"Какой красивый!- заговорила с полок печатная машинка.- Помню предыдущий наш главред когда-то таким же молодым на мне первую свою работу печатал!"
"Ой,- устало вздохнул диктофон.- Его уже сто лет в обед нет, а ты всё вспоминаешь!"
"Действительно,- поддержали его ручки."
-Вот, прошу,- улыбнулась женщина.- Диктофон, Фотоаппарат, блокнот и ручка.
-Зачем мне это?- уставился на неё Рома.
-Как "зачем"?- удивилась женщина, слегка потеряв свою лучезарную улыбку.- Работать.
-Я на этом раритете работать не буду.
"РАРИТЕТЕ?- обиженно взвыл диктофон, лежавший на столе."
-Ничего не знаю, мне велено вам выдать аппаратуру, а уж что с ней делать разбирайтесь сами. Рома фыркнул, сунул аппаратуру в сумку и вышел вон, не попрощавшись.
"Смотрите, он телефон забыл!- посмотрела на край стола печатная машинка."
"Эй, телефон!- крикнула вниз другая.- Ау!"
"Вы что-то хотели у меня спросить?- надменно произнес сенсорный телефон."
"Слушай, телефон, а зачем ты людям нужен?- спросил диктофон, лежавший на листочке в надписью 'Антон Носков'."
"Я - многофункциональное техническое средство и могу всех вас заменить,- казалось его сейчас разорвёт от гордости."
"И меня заменить можешь?- спросила печатная машинка, ужаснувшись."
"Как меня можно заменить?- ухмыльнулся фотоаппарат.- Я же лучше всех качественные фотографии делаю!"
"А я их быстро в интернет могу выкладывать,- ответил телефон."
"А если ты, допустим, в воду попадёшь?- спросил блокнот."
"В отличие от тебя, блокнот, я не превращусь в бесполезную вещь,- телефон завибрировал.- Меня могу просушить, заменить пару деталей и я буду как новенький."
-Простите,- в комнату влетел взволнованный Рома.- Я телефон забыл.
"-Пока, рухлядь!- крикнул телефон, исчезая в кармане Ромы."
Вернувшись с интервью, Рома с чувством выполненного долга стал его расшифровывать. Он достал из сумки телефон и увидел, что тот обновляется. Рома пробежался глазами по списку обновляемых приложений и увидел в нём "Диктофон".
Всё.
Часовой разговор с Григорием Павлиновым был потерян.
Он завалил первое задание от своего любимого издания.
-Гома! Вы уже закончили? Как же вы быстго. Видимо, вас очень хогошо обучали на кафедге. Я гад,- встретил Рому Сергей Родионович следующим утром.- Опегативность - это хогошо!- воскликнул он, а Рома собрался с силами и промямлил:
-Я ничего не сделал.
-Не гастгаивайтесь, мой догогой! Вы ещё успеете дописать.
-Вы не понимаете,- перебил его Рома и всё рассказал.
-Мда,- редактор откинулся на спинку кресла, выслушав невесёлую историю подопечного.- Неужели вам не выдали обогудование?
-Выдали,- Рома почувствовал себя круглым дураком.
-И как?- редактор пребывал в полном недоумении.- Вы не научились им пользоваться?
-Я… не стал их использовать. Решил, что мне хватит моего телефона.


-Это опгометчиво, юноша,- голос редактора вдруг стал серьёзным.- Кассетный диктофон - самая важная вещь для жугналиста. Он никогда и никого не подводил, уж повегьте мне! Запись на нем хганится веками! Телефон - вещь полезная, и несомненно, это великое изобгетение, но он так же непостоянен, как миг вокуг нас! Обновления - это ещё малая часть! Он может сломаться, не включить запись, газгядиться, в конце концов. Очень плохо, Гоман. Я очень недоволен вашей работой. Опигаться на опыт своих пгедшественников - дело самое что ни ка есть важное. Вы же слушаетесь советов годителей. Здесь ваши годители - уже работающие в гедакции люди. Я очень гасстгоен.
Роме хотелось провалиться сквозь землю, но пол был крепкий.
-Я пгощу вам эту вашу оплошность,- наконец, сменил гнев на милость Сергей Родионович, Рома поднял взгляд.- У вас будет втогой шанс. Ждите.
Редактор сел за свой стол и потянулся к телефону.
-Алло? Здгавствуй, мой догогой! Слушай, Гигогий Агистагхович - последовал долгий разговор. Сергей Родионович упрашивал своего друга на ещё одно интервью.- Молодой, глупый, не видит тонкостей,- говорил редактор.- Вот спасибо! Всё, договогились, мой догогой!- редактор повесил трубку и развернулся к Роме, который смял себе все штаны на коленях.
-Гоман, давайте я вам кое-что поясню,- сказал Сергей Родионович, вешая трубку. - Диктофон нужен не пгосто так. Доставайте своё устгойство.
Рома быстро достал из сумки маленький кассетный диктофон и протянул редактору.
-Знаете, как пользоваться? - спросил Сергей Родионович, нажимая сбоку какую-то кнопочку, и диктофон включился.
Для Вас старались
Анастасия
Владислав
Дарина
Иван
Людмила
Кирилл
Made on
Tilda